Больница. Сюда за помощью и освидетельствованием мама приводит подростка. Все его тело – ноги, руки, ребра, голова и даже лицо – в страшных синяках и кровоподтеках. Видимо, он только что пережил серьезные побои. Настолько серьезные, что придется вмешаться полиции и комиссии по делам несовершеннолетних. Что же случилось? «Я был на забиве»,- говорит подросток.
Забив – словечко из сленга футбольных фанатов, которое означает встречу с целью драки. С недавних пор это слово прочно вошло в лексикон правоохранительных органов и КДН. Неужели наши подростки принимают участие в организованных драках? Слово Анне Александровне ПАРФЕНОВОЙ, главному специалисту, заместителю председателя комиссии по делам несовершеннолетних.


«Первое дело по забивам, организованным поединкам между подростками, проводимым в Кольчугине, мы получили весной этого года, а узнали о них еще в минувшем году. С тех пор таких дел было не более пяти, но случаи оказались столь вопиющими, что мы решили рассказать о них кольчугинцам, чтобы предупредить и попросить быть бдительными», – поясняет она.
На данный момент у полиции и КДН вопросов по забивам больше, чем ответов. Известно, что это явление наблюдается в разных регионах России, зафиксированы даже смертельные исходы. В них участвуют преимущественно мальчики в возрасте от 11 лет и старше. В других регионах отмечены случаи организованных драк между девочками.
Известно, что информация о предстоящем поединке появляется где-то в Интернете, точнее, в социальной сети «Вконтакте». Появляется и быстро исчезает, однако подросток, назначенный неведомыми организаторами на роль очередного бойца, успевает об этом узнать. Возможно, о том, что ему предстоит драться, подросток узнает и из личных разговоров. С кем? На этот вопрос ответа пока нет.
Места для забивов назначаются всегда разные. Это, разумеется, безлюдные заброшенные уголки. На видеороликах, а драки обязательно снимаются на телефон и тоже ненадолго появляются в Сети, мелькают какие-то гаражи, одна из драк произошла в микрорайоне № 1, в малолюдном месте. Посмотреть на стычку собираются зрители – ровесники «гладиаторов поневоле». Они знают, что однажды и им может прийти вызов на поединок.
По какому принципу выставляются бойцы? Обычно это ровесники, они знакомы между собой, может быть, одноклассники, даже друзья. «Это обстоятельство указывает на то, что организаторы местные и неплохо знают наших подростков», – комментирует Анна Александровна.
Они уверены, что должны драться. Почему? Казалось бы, отказаться так легко! Однако дети как один утверждают, что не могут этого сделать, но не объясняют, почему и не называют никаких имен и фамилий. Пока они дерутся, никто не имеет права их разнять. Судя по характеру повреждений, удары наносятся сильно и абсолютно без разбора – подзадориваемые толпой и направленной на них камерой телефона, после первых же ударов мальчишки приходят в ярость и дерутся отнюдь не в шутку.
«Дети, когда мы их расспрашиваем о том, что случилось, становятся удивительно немногословны, – продолжает Анна Александровна. – Ни нам, ни полиции, ни родителям так и не удалось выяснить, кто из старших организует встречу, почему нельзя от нее уклониться. Из этого мы делаем вывод, что они кем-то сильно напуганы. И этот кто-то имеет серьезную власть над ними. Недостаток информации, глухая стена молчания – это нас очень беспокоит. Но мы стараемся наладить с этими детьми диалог, убедить их помочь взрослым прекратить это преступное явление, организуем им всевозможную заботу и помощь со стороны школы, полиции, медицины».
Не удалось вывести никакой закономерности относительно выбора «бойца». В его роли может оказаться ребенок из вполне благополучной полной семьи, который не ищет у интернет-друзей забвения от домашних неурядиц.
Родители «гладиаторов» не всегда обращаются в больницу и правоохранительные органы даже при виде синяков и ссадин на теле ребенка. Дескать, подростки любят выяснять отношения с помощью кулаков. Поэтому вероятно, что о некоторых случаях организованных драк взрослые так и не узнали.
Какова цель этих поединков и тех, кто за ними стоит? Мы не знаем. Быть может, та же самая, что и у организаторов смертельной игры-суицида «Синий кит». Только теперь агрессия неведомых манипуляторов детской психикой нашла новую форму.

По всем вопросам, связанным с детьми, оказавшимися в непростых социальных и психологических условиях можно звонить председателю КДН по телефонам: 2-57-08 или 8-919-00-888-54 или обратиться в администрацию по адресу площадь Ленина, дом 2, кабинет 26, тел. 2-33-44. Работает Телефон доверия в Кольчугинском социально-реабилитационном центре для несовершеннолетних. Его номер - 2-38-33.

Для качественного предоставления услуг, сайт kolchadm.ru собирает метаданные вновь зашедших пользователей. Файлы cookies сохраняются на компьютере пользователя (сведения о местоположении; ip-адрес; тип, язык, версия ОС и браузера; тип устройства и разрешение экрана; источник, откуда пришел на сайт пользователь; какие страницы открывает). Собранная информация используется для обработки статистических данных использования сайта посредством интернет-сервисов LiveInternet, Яндекс.Метрика, Awstats). Продолжая просмотр сайта, Вы подтверждаете то, что Вы проинформированы о сборе метаданных на нашем сайте. Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, то должны покинуть сайт. Отключить cookies можно в настройках браузера.